Почему я не люблю театр

Я просто не верю. В свое время я не досмотрел до конца и даже до середины десятки спектаклей, потому что иногда даже смешно становилось. Не верю людям, которые высказывают заученные фразы, которые играют боль, когда совсем не больно, смеются, когда действительно нет ничего смешного. Показатель искусства для меня один: жизненность. В театре ее нет. «Сказка ложь, да в ней намек» — это даже в далеком детстве со мной не прокатывало, потому я отбирал у папы половину газеты, читал, а потом мы менялись частями.

Я признаю, что не был на постановках легендарных театров типа «Ленком» или «Современник», обязательно схожу, но на гастрольные постановки в Минске, а в родные их стены. На спектаклях Купаловского я ничего не понимаю, так как на белорусском. В Русский ходил, но так было скучно, что не помню на что, вот на Гришковца там еще смотрел, но его лучше по телеку дома, когда вдруг приуныл. Вообще искусство создано, чтобы мы получили те эмоции и ощущения, которые не можем «включить» в жизни. Или это требует больших усилий. Театр меня не цепляет в этом плане, потому что именно не хватает ощущения реальности. Как можно испугаться, рассмеяться или сопереживать тому, если ты не веришь в происходящее.

А вообще с театром у меня есть одна история. В далеком 2011-м году в Минск на театральный фестиваль приехал итальянский театр с постановкой «Плохие люди из Гуантанамо». Тогда новость с этой тюрьмой была пиковой. Люди, которые решили поставить довольно смелый спектакль, что запретили в некоторых странах Европы (читай — НАТО) свободно демонстрировался в Беларуси. Я пообещал себе увидеть его. И коллегам сказал: «Если на нем не будет журналистов, то журналистов в Беларуси нет». В зале обнаружилась одна камера, я обрадовался. А потом понял, что это НТВ. Спустя пару дней, за час до церемонии закрытия фестиваля сюжет Георгия Гривенного вышел в вечернем эфире НТВ. Звонки. Замешательство. Уничтоженный диплом, уже не помню с какой формулировкой. Этот спектакль был крут. И, кстати, я поверил актерам, хоть в постановке почти не было слов.


* рекомендации «заниматься этим в школе под лестницей» оставлю без комментария
Share on VKTweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+Pin on PinterestEmail this to someone
 
  • мне кажется, что наш главный нравственник даже не понял , о чем спектакль….

    • а он его не видел. и рассуждал. это совсем другая история 🙂

      • мне кажется, что он ничего не видел из того, что запретил.. или пытался запретить…