Диванная питерская журналистика

«Медиасообщество» Петербурга пишет тут петиции о том, что Лайф нарушил какие-то «этические нормы», а на самом деле просто классно делал свою работу, пока все эти «представители журналистики Питера» сидели на диване и рерайтили.  Но давайте по порядку.

Авария. Павел Солтан погибает. Лайф первым оказался на месте. Лайф первым рассказал все факты ДТП. Лайф первым вспомнил удивительную судьбу политика. Мы не лезли ни в чью личную жизнь. Мы следили за судьбой Насти и ничего более.

Нежданно негаданно в октябре нынешняя блюстительница этики и морали госпожа Гармажапова, которая хвастается своей близостью к Веронике Солтан выдает текст, выворачивающий все грязное белье семьи Насти и юного политика Плотникова. Почитайте, это мерзко.

snimok-ekrana-2016-12-01-v-11-09-30

Кто залез в семью? Лайф? Нет. Кто разворошил семейную трагедию? Та, что «близка к Веронике».

snimok-ekrana-2016-12-01-v-11-30-44

Именно в этот момент посыпались «переживания» в адрес Насти Солтан, которая еще была в больнице и почти не могла передвигаться. Оттуда появились те «лайки», о которых и говорит ее сестра, да и сама Гармажапова. Но ведь Лайф виноват, да. Окей. Насрать. Двуличие и отвага в лице «питерской журналистки, которая пишет из Праги».

А  теперь о роли Лайфа. Мы приехали к ЗАКСу, когда узнали, что Анастасия там, она говорила нам, что просто пришла за помощью к Мельниковой, к бывшим помощникам отца, потому что она не хочет сидеть в клинике. Она просто хочет домой. Мы приехали и не нашли Настю. Телефон у нее сел. Спустя несколько часов Настя позвонила к нам в редакцию. Сама. Не сестре, не ее подруге Гармажаповой, не всем тем «журналистам», которые сидели в теплых кабинетах. Она позвонила нам. Она верила только Лайфу. Мы нашли ее в МакДональдсе на Академической, где она сидела совершенно одна и не знала куда ей идти, потому что идти было некуда. В итоге записали девушку, которая осталась одна, ее бросили друзья, муж, сестра. Только она и Лайф стояли и мерзли на улице, а муж Вероники Солтан даже не пустил ее в свою квартиру в туалет. Но, бог им судья. Анастасия сделала свой последний шаг. У нас вся редакция была шокирована. Кто ложился спать тем вечером — проснулся. Да, мы приехали туда снова первые. «Диванным журналистам Петербурга» было лень вылезать из теплых квартир, проще писать комменты в фейсбуке и подписывать анонимно петицию, где звучит слово «этика», которое не имеет отношение к подписавшимся. Некоторые вообще не журналисты или к Петербургу не имеют отношения, потому что сидя жопой на диване они граждане мира.

Господа, вас даже коллегами называть не хочется. Если вы просрали все на свете, если вы не видели трагедию в семье Солтан своими глазами, а только читали в соцсетях да лайки ставили — вы не журналисты. Вы просто смешные тролли, которые копошатся в собственной жиже. Удачи и политикам, которые, как проститутки, ставят свои подписи под любой бумажкой по принципу «не видел, не знаю, но осуждаю».

snimok-ekrana-2016-11-29-v-14-40-33

Кто голосовал за этого человека? Вам за него не стыдно? Ему — нет.  А когда нас «бойкотируют» племянницы Сергея Миронова, которых не знает никто и в ЗАКС они попали потому что партия дяди так решила — это уж очень смешно. Даже бывшему мужу Насти — Плотникову немного стыдно, он сам пришел к нам в редакцию и захотел дать интервью, нам, а не кому-то еще. Человек, к которому больше всех вопросов и тот выбрал Лайф.

Лайф все сделал правильно, а вы завидуете, вас душит жаба, что люди верят Лайфу, а не вам. Просто потому что вы сидите на диване и строчите комменты в фейсбуке и копаетесь в своем маленьком мирке, который дурно воняет.

Share on VKTweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+Pin on PinterestEmail this to someone