Когда кассир банка виновен, но нет.

Тут у меня, признаюсь, конкретно бомбануло.

Клиент принес китайские деньги в один из банков на проспекте Дзержинского. Кассир обменяла их на белорусские, но выдала лишнюю тысячу рублей. Банк обратился в милицию. И сейчас мужчину разыскивает РУВД Московского района столицы.

— Кассир должна была выдать 937,72 белорусского рубля, но ошиблась и выдала 1937,72 белорусского рубля, — отметили в банке. — Как свидетельствует видеозапись, клиент наблюдал за проведением кассиром подсчета денежных средств, параллельно проводя на калькуляторе мобильного телефона подсчет суммы, которую он должен получить в результате обмена.

Мужчина получил деньги и уехал из банка. Лишнюю сумму так и не вернул. Банк обратился в милицию с заявлением, и сейчас мужчину ищут сотрудники милиции.

https://people.onliner.by/2017/02/09/yuani

Кассир рукожопо посчитала деньги, как обычно это бывает в белорусских банках: отвлекалась на сообщения в вайбере, потом еще ей кто-то позвонил, за купюрами лезла в сейф, ставила параллельно печать на какой-то бланк и т.п. Накинула 1000 рублей мужчине, который принес честно заработанные юани. Когда стало понятно, что эта кассирша дала лишних денег — решили заявить в милицию и опубликовать фото клиента, который НЕ украл, который НЕ обманул. Он просто взял то, что ему дали в кассе и ушел. Помните на всех кассах висит надпись «пересчитывайте деньги не отходя от кассы». Так вот, если бы кассир сразу поняла, что промахнулась и мужчина еще не успел выйти из кабинки — было бы ок. Он вернул деньги, она пересчитала и выдохнула. В обратной ситуации, когда клиент выходит с обменянными деньгами, а потом, допустим, в машине понимает, что ему дали меньше денег — всё. В кассе ткнут пальцем в бумажку «пересчитывайте деньги не отходя от кассы» и развернут. Давайте тогда тоже вызывать полицию, публиковать фото этой кассирши, которая зажала деньги. Давайте делать так? Договорились, неуважаемый банк на пр.Дзержинского?

Вместо PS.
В США у одного парня глюкнула карточка и он пару лет жил в беспроцентном кредите миллионов на 20. Когда все вскрылось, суд сказал, что он не обязан был сообщать банку об этой ошибке.